12 авг. 2010 г.

КУРСК. Светлая память...

Десять лет трагедии «Курска»


Фото: AP Photo


Сегодня исполняется 10 лет одной из самых трагичных катастроф в истории современной России. 12 августа в Баренцевом море во время учений Северного флота погиб атомный подводный ракетный крейсер "Курск" со 118 членами экипажа на борту.


Десять лет трагедии «Курска»


Фото: AP Photo


Причины гибели новейшей подводной лодки с одним из лучших экипажей с первых же дней обросли множеством версий и слухов. Спустя 10 лет в западной прессе, да и в России опять обсуждают гибель атомохода и вновь ставят под сомнение результаты официального расследования Генпрокуратуры, которая не нашла виновных. Никогда, конечно, не смирятся с потерей мужей, отцов и сыновей родственники погибших моряков.

Десять лет трагедии «Курска»


Фото: AP Photo/Dmitry Lovetsky


Что известно достоверно и не подвергается сомнению? 10 августа 2000 года АПРК "Курск" вышел на учения Северного флота. Утром 12 августа он условно атаковал крылатой ракетой "Гранит" эскадру во главе с авианосцем "Адмирал Кузнецов" и флагманом флота атомным крейсером "Петр Великий". Через несколько часов подлодка должна была добить условного противника учебными торпедами.

Десять лет трагедии «Курска»


Фото: AP Photo


Однако в назначенное время вместо движения торпеды гидроакустик на крейсере "Петр Великий" зафиксировал хлопок, после чего корабль ощутимо тряхнуло. Командир "Петра Великого", капитан первого ранга Владимир Касатонов, выслушав доклад о хлопке, не придал ему значения. Командующий Северным флотом Вячеслав Попов, также находившийся на крейсере, поинтересовался, что произошло. Ему ответили: "включилась антенна радиолокационной станции".

Десять лет трагедии «Курска»


Фото: AP Photo


На самом деле на крейсере ощутили последствия взрывов на "Курске", который находился в 40 километрах от "Петра Великого".

Десять лет трагедии «Курска»


Фото: AP Photo


Каковы версии случившегося? Официальная заложена в итогах расследования Генпрокуратуры.

Взорвалась учебная торпеда, которая находилась в торпедном аппарате и уже была готова к пуску. От взрыва мощностью в 300 килограммов в тротиловом эквиваленте погиб весь личный состав первого отсека. Крышка люка торпедного аппарата и хвостовая часть торпеды летели со скоростью 600-800 метров в секунду, буквально сминая все на своем пути. Через 136 секунд взорвались остальные торпеды. После этого от ударной волны и поступившей забортной воды погибли подводники носовых отсеков, вплоть до пятого-бис. Надо сказать, что если бы такой взрыв произошел на воздухе, то образовалась воронка размером как минимум с футбольное поле. Тут же ударная волна вместе с водой пошла внутрь лодки как поршень, который разрывал прочные переборки как бумагу.

Волею случая гибелью "Курска" автору этих строк пришлось заниматься с момента первого официального сообщения 13 августа о том, что "лодка легла на грунт", и до момента подъема останков ракетоносца и постановки его в док Росляково. Все это время я вел официальный сайт Курск.страна.ру, где в режиме онлайн появлялась оперативная информация о спасательной операции. После этого уже в другом издании еще год писал о ходе расследования. В конце 2004 года появляется неожиданное предложение от Генеральной прокуратуры написать сценарий и снять фильм по книге генпрокурора Владимира Устинова "Правда о Курске". На первой же встрече я честно сказал, что не совсем доверяю официальной версии об отсутствии виновных в этой катастрофе и считаю, что прокуратуре есть что скрывать. Старший следователь по особо важным делам Главной военной прокуратуры Артур Егиев не стал меня ни в чем убеждать, принес в свой кабинет все 118 томов дела и еще пару десятков томов с видео приложениями и сказал: "Тут все - изучай и сам делай выводы". Я опять засомневался - дело ведь можно сфальсифицировать. Да, можно, согласился Егиев, но только когда его ведет один человек. Тут же работала бригада почти из 50 следователей, экспертизы проводили сотни экспертов из различных организаций от военных до криминалистических и гражданских, а показания давали почти 1000 свидетелей. Если бы кто-то что-то утаил, то рано или поздно это бы всплыло.

После этого на протяжении нескольких недель я каждый день ходил в ГВП как на работу - читал дело, смотрел видео и делал выводы. Кстати, тома под грифом "секретно" не имели никакого отношения к тайнам следствия - это "обычная" военно-морская информация, относившаяся к специфике учений, которую положено "секретить".

Первоначально уголовное дело было заведено по статье о нарушении правил судовождения, которое повлекло столкновение и гибель лодки, но уже к концу августа становится понятно - ближайший российский корабль находился в 40 километрах от "Курска". Остаются еще 18 версий, в том числе торпедирование или столкновение с иностранной лодкой, подрыв на мине времен войны, диверсия и многие другие, одной из последних шла версия о внештатной ситуации на борту, но ее всерьез особо никто не воспринимал.

Первостепенной была американская версия. В ее пользу говорило то, что "Курск" за несколько недель до этого вернулся с боевой службы из Средиземного моря. Надо напомнить, что как раз в это время проходили натовские бомбардировки Сербии. Так вот "Курск" в это время не только незамеченным два раза прошел Гибралтарский пролив, буквально нашпигованный противолодочной аппаратурой, но умудрился еще долгое время следить за американской авианосной эскадрой, буквально находясь под днищем авианосца. После этого ряд американских морских военачальников были сняты со своих постов. Говорят, что "Курск" и командир Лячин стал чуть не личным врагом американских ВМС. Поэтому вполне логично было, что русским могли отомстить.

Что отвечает на это следствие Генпрокуратуры? Еще в то время, когда проводилась операция по подъему тел, параллельно поднималось то, что осталось от первого отсека - несколько тонн обломков. Так вот ни одного кусочка от иностранной лодки, торпеды или взрывчатки найдено не было. Оставалась версия столкновения - в Норвегии 18 августа неожиданно появляется явно поврежденная американская лодка "Мемфис". "Столкнулся "Запорожец" с "КамАЗом", - сказал на это конструктор "Курска" Игорь Баранов. У нашей лодки водоизмещение в два раза больше американской, и в случае столкновения "Мемфис" не просто бы получил повреждения - он бы погиб. Кстати, прочный корпус "Курска" был спроектирован так, что был способен выдержать небольшой ядерный взрыв, не говоря об обычном попадании торпеды.

После подъема все увидели внушительную дыру в районе четвертого отсека. Напрашивался вывод: вот оно - попадание торпеды. После экспертизы выяснилось, что никакого внешнего воздействия на корпус не было, а дыра - следствие мощнейшего взрыва, из-за которого прочный корпус буквально повело гармошкой. Именно из-за этой деформации не могли присосаться к аварийному люку 9-го отсека и наши спасательные аппараты с "Рудницкого" - они буквально качали море в море.

Что касается версии о том, что уцелевшие в 9-м отсеке подводники жили еще несколько суток и их можно было спасти, следствие и судмедэксперты дают однозначный ответ - не могли.

После взрыва в живых остались только 23 человека в кормовой части лодки. Их возглавил капитан-лейтенант Дмитрий Колесников. Вместе с другими уцелевшими офицерами он принял решение: остаться в не потерявшем герметичность 9-м отсеке и ждать помощи. "Шансов, похоже, нет. Процентов 10-20", - писал в темноте Дмитрий Колесников. Последняя запись датирована 15.15 12 августа, то есть спустя 4 часа поле взрыва. Почему они не вышли? Следователи говорят, что скорей всего не успели. В 9-м отсеке произошла еще одна трагичная случайность - из-за попадания воды взрывается регенерационная пластина, которая вырабатывает из углекислого газа кислород. Происходит это буквально в руках Колесникова, который погибает на месте. Как установили судмед эксперты, остальные моряки умирают спустя секунды от отравления угарным газом.

Да, были еще в уголовном деле вещи, которые не особо афишировались. Например, почему не всплыл аварийно-спасательный буй и "Курск" не смогли сразу найти? Оказалось, что ключ активации буя, который находится на одном из постов внутри лодки, был не то что не активирован - его даже не вставляли. Большую надежду следователи возлагали на вахтенные журналы и записи бортовых самописцев. Журналы нашли - но в них ни намека на аварию. Нашли так называемый черный ящик "Курска" - искореженный бортовой самописец "Снегирь". Эксперты сделали невозможное - восстановили пленки, пролежавшие год на глубине 100 метров. Последняя запись оказалась докладом об успешной стрельбе "Гранитом", а дальше на бобинах была записана музыка и голоса касаток, которые и крутились по внутрикорабельной трансляции, вместо того чтобы, как положено, писать все, переговоры и команды на лодке. Было выявлено и еще много мелких и более крупных нарушений, но все они по выводам следствия не имели отношения к катастрофе и никак на нее не повлияли. Поэтому экипаж никто обвинять не стал.

Так в чем же причина гибели, если американцы не виноваты, экипаж не виноват? Причина во взрыве практической 650-миллиметровой торпеды, а, точнее, резервуара окислителя. Почему следователи в этом уверены? Потому что были найдены фрагмент хвостовой части этой злополучной торпеды и развороченный резервуар окислителя, в котором и произошел первоначальный взрыв. В течение нескольких месяцев в институте криминалистики ФСБ проходила взрывотехническая экспертиза. Аналогичную торпеду сбрасывают с большой высоты на бетонные плиты, под ней разводят костер. Под резервуар окислителя закладывают несколько килограммов взрывчатки. Один и тот же результат - взрыва не происходит. Эксперты делают вывод, что воздействовать на резервуар снаружи невозможно - взрыв мог произойти только внутри.

Но на самый главный вопрос, в чем же все-таки первопричина взрыва, ни следователи, ни эксперты ответить не смогли. Были предположения о человеческом факторе: "Курск" этой торпедой с момента спуска на воду ни разу не стрелял и даже ее не эксплуатировал. Но сложно представить, что экипаж мог не следить за капризной торпедой и не стравливать перекись водорода, тем более что на борту был флагманский минер дивизии подводных лодок, который "толстушку" знал как свои пять пальцев. Возможно, что это мог быть заводской дефект. Возможно, что-то пошло не так при заряжании в торпедный аппарат. Эта тайна после взрыва 12 августа 2000 года так и останется неразгаданной на дне Баренцева моря.рассекречено

Десять лет назад, когда шло следствие, были не обнародованы данные о тех чрезвычайных ситуациях, с которыми столкнулись моряки - участники операции по подъему погибших подводников и затонувшей лодки.

Сегодня можно рассказать, какие трагедии чуть было не произошли в это время на глубине. Мало кто знает, но за время спасательной операции, подъема и следствия в доке Росляково погибшая лодка чуть не забрала с собой еще несколько человек.

Первый раз это произошло во время работы наших водолазов- глубоководников на корпусе "Курска". В самом начале операции по подъему тел, когда стало понятно, что водолаз не может протиснуться в своем снаряжении через аварийный люк 9-го отсека, было принято решение резать технологическое отверстие в восьмом отсеке и через него уже заходить в лодку. Первым на "Курск" спустился командир 328-го экспедиционного отряда ВМФ Герой России Андрей Звягинцев. Во время подводной резки неожиданно произошел подрыв небольшого пузыря кислорода. Вроде бы ничего страшного, но этого микровзрыва оказалось достаточно, чтобы повредить дыхательную мембрану в водолазном шлеме. Тут же в шлем начинает поступать морская вода, а это, заметьте, происходит на глубине 100 метров и температуре около плюс 4 по Цельсию. Воды уже было по глаза, когда Звягинцев успевает доплыть до водолазного колокола. Через пять минут, починив мембрану, глубоководник снова возвращается на "Курск". Иностранные коллеги на борту спасательного судна были в шоке.

Чуть не обернулся бедой разбор завалов в искореженных отсеках. Никто не мог предположить, что на "Курске" после такого взрыва остались неразорвавшиеся части боевых торпед. Один из взрывотехников ФСБ случайно увидел, как следователи отодвигают ногами со своего пути бесформенные, похожие на пенопласт куски какого-то хлама. Он тут же понял, что это - взрывчатое вещество. Тут же были прекращены все работы. И действительно обнаружены несколько десятков килограммов взрывчатки. А на следующий день нашли 250-килограммовую боевую часть со взрывателем. Спасло то, что он не был взведен.

За аварию "Курска" перед судом не ответил никто из высших российских военных чинов.
  Из Петербурга, где сегодня состоялась панихида по погибшим, - репортаж Ларисы Задорожной.

На этой аллее Серафимовского кладбища на надгробных плитах разные даты рождения, но одна дата смерти. Здесь похоронено больше всего погибших моряков. Питерцев было 32 человека. Кто-то, как капитан-лейтенант Солорев, всегда мечтал быть подводником.

Валентина Солорева, мать члена экипажа подлодки "Курск":

- Вы пытались отговорить сына?
- Пыталась.
- Почему?
- Потому, что не хотела ему тяжелой судьбы. Знала по рассказам мужа, какова жизнь подводника.

А кто-то, как рядовой Витченко, был просто "срочником". На море - всего 8 месяцев. Его мама несколько недель не хотела верить в то, что сын погиб.

Валентина Витченко, мать члена экипажа подлодки "Курск":

Когда норвежцы покинули лодку и прекратились спасательные работы, можно сказать, что потерялась надежда, но где-то в глубине души верила.

О том, что произошло, родственники узнали только на третьи сутки - по радио. Так власти отреагировали на аварию атомохода в первые дни после трагедии. О том, что стало её причиной - ходили разные слухи. Мина второй мировой, столкновение с американским кораблём, "Курск" был торпедирован. И только два года спустя российская власть озвучит официальную версию.

Владимир Устинов, генеральный прокурор России (2000-2006):

Первичный импульс торпеды возник в результате внештатных процессов, происшедших внутри резервуара окислителя этой торпеды.

Борис Кузнецов представлял интересы родственников погибших моряков. После издания книги о "Курске" его хотели привлечь к уголовной ответственности - за разглашение гостайны. Но Кузнецов успел выехать в США и попросил там политического убежища.

Борис Кузнецов, представитель родственников погибших членов:

Я убежден, что "Курск" погиб в результате разгильдяйства, которое на военно-морском флоте России имело место быть. "Курск" этой торпедой никогда не стрелял. Даже на испытаниях.

Адвокат уверен: 23 человека в 9 отсеке были живы двое суток. Фонографическая экспертиза установила - именно столько времени раздавался стук сквозь обшивку корабля. Моряков можно было спасти. Другая экспертиза показала, что подводники оставались живы всего 8 часов. То есть, погибли до начала спасательной операции. Эта позиция и стала официальной. Никто из адмиралов перед судом за гибель субмарины не ответил. 10 лет тишины - в ответ на вопросы родственников.

Валентина Солорева, мать члена экипажа подлодки "Курск":

Я бы хотела знать виновников гибели моего сына. Единственного. Почему ребята погибли, по чьей вине.

Они пытаются жить по принципу "Не сдавайся!". Как их сыновья в последние минуты жизни. Как Дмитрий Колесников (мы сняли его могилу), который в 9 отсеке продержался дольше всех. И уже в темноте - выводил на клочке бумаги "Не надо отчаиваться".

Когда-то - еще в 95-м - "Курск" освятили. У каждого подводника была иконка Николая-угодника, покровителя моряков. Святой Николай экипаж "Курска" не смог защитить. Погибло 118 членов экипажа. Трое из до сих пор не найдены и не похоронены.

Мать подводника Сергея Дудко, одного из 118 погибших на борту "Курска", до сих пор не находит покоя, так как виновники величайшей катастрофы в истории российского флота так и не названы, пишет в статье, опубликованной на сайте The Boston Herald, Бенедикт Фон Имхофф, журналист агентства Deutsche Presse.

"Гибель "Курска" была прямым следствием халатности командования флота. Но, когда встал вопрос о юридической виновности, было принято политическое решение не заострять внимания на этом", - говорит адвокат Борис Кузнецов, представлявший интересы нескольких родственников погибших моряков. По данным автора, уголовное дело против высокопоставленных офицеров флота было прекращено, когда со дня трагедии не прошло и года.

Некоторые родственники добивались ответов: Роман Колесников, отец погибшего Дмитрия Колесникова, подал в Европейский суд по правам человека жалобу с просьбой возобновить расследование. Дмитрий написал в своей записке на борту утонувшей подлодки: "Не отчаивайтесь". "Но его отец отчаялся: Роман Колесников по финансовым причинам забрал из Страсбургского суда свою жалобу", - сообщает автор.

- Серёжа родился, чтобы стать военным, об ином он и не мечтал, - говорит София Петровна Дудко, мать старшего помощника командира «Курска» Сергея ДУДКО. Мы сидим в её теперь питерской квартире, куда она переехала из Белоруссии. Главное в просторной комнате - фотографии Сергея, его вещи, знаки отличия.


- Мы обязательно собираемся у меня в день рождения Серёжи 27 февраля, 12 августа, когда погиб «Курск», и 8 декабря - в день свадьбы Оксаны и Сергея, - рассказывает мать офицера. - А эти медали мне отдали через год и пять месяцев, - показывает она награды сына. - Всё это время они лежали в лодке, на 100-метровой глубине! Оказалось, что именно в тот последний поход он почему-то взял парадный китель и держал его у себя в каюте.

Рядом, в соседнем доме, тоже живут вдовы, дети «Курска». Сегодня в С.-Петербурге обосновались 34 семьи, разбитых одной бедой. Они приехали из разных регионов России, и город встретил всех как родных. Всем были предоставлены хорошие квартиры, страховки, компенсации, в частности, выплачена зарплата погибших за 10 лет из расчёта заработка командира. Открыты банковские счета, средства щедро поступали и из частных фондов. Власти выполнили и другие обязательства - все дети моряков получают образование за счёт бюджета.

У Сергея Дудко осталось двое сирот. Сейчас сын учится в знаменитом Политехе, дочь пойдёт в восьмой класс. А вот Оксана замуж так и не вышла.
- Какая у них была любовь, - вздыхает София Петровна. - Ещё со школы. Мы ведь долго жили в Видяеве,
а гарнизон - это одна большая семья. Девчонки Серёжу к Оксане ревновали - красавец, рост 180 см, - но они держались стойко. Когда уже в училище поступил, она его с пирожками на проходной встречала, чтобы сразу покормить чем-то вкусным. На четвёртом курсе поженились.


С прессой Оксана практически не общается.
- Для нее все это по-прежнему слишком тяжело, - говорит София Дудко.



- На поминках мама одного из моряков сказала, что через год-два никто не вспомнит о Курске, - рассказала «КП» президент фонда «Белые росы» Ирина Рогова. - В зале были представители российско-белорусского братства, и они пообещали, что этого не произойдет. Они обратились к директору 134-й школы, которая располагается, на Отечественной улице, неподалеку от дороги Жизни.

28 января 2003 года школе дали имя погибшего офицера, в ее комнате боевой славы собирались документы о моряках «Курска», фотографии. В этом году там официально открылся музей памяти затонувшей подлодки.

Кстати, в Северной столице Сережа Дудко учился только в военно-морском училище имени Попова. Школу он закончил в Ведяево.

Впрочем, судьба Оксаны нетипична. Большинство вдов моряков сегодня благополучно живут в гражданском браке, родили детей. Отношения не регистрируют, чтобы не потерять солидную военную пенсию. София Петровна их понимает.

- На «Курске» осталось три поколения вдов, - примиряюще говорит она. - Женщины со взрослыми детьми, малышами от двух до пяти, но большинство - девчонки 20-22 лет. Что же, они должны всю жизнь ходить
в чёрном платочке? И пусть родители не обижаются, что некоторые и года не подождали…
Судьбы женщин сложились по-разному.

Ирина Лячина, вдова командира «Курска», Героя России Геннадия Лячина, одно время решила пойти в политику, даже выдвигалась кандидатом в депутаты Государственной думы. Сейчас её кабинет в Таврическом дворце - она помощник председателя Совета Федерации Сергея Миронова, ведает социальной защитой военнослужащих. Сын Глеб продолжил дело отца и служит на флоте.

Екатерина Багрянцева, вдова капитана 1-го ранга Владимира Багрянцева, все эти годы оставалась… рядом с мужем. Её жизнь теперь тесно связана с храмом при Серафимовском кладбище, где похоронен подводник. Среди того немногого, что осталось ей для опознания, - погон, иконка и нательный крест, скрученный силой взрыва. Капитан Багрянцев был человек глубоко верующий. Символично, что перед роковым выходом в море, прощаясь с известным петербургским протоиереем Василием Ермаковым, он подарил старцу корабельный штурвал. Сын Багрянцевых окончил морское училище в Калининграде и сейчас несёт вахту на море.

В те трагические дни 2000-го все издания обошла фотография: капитан-лейтенант Дмитрий Колесников и его красавица-жена кружатся в свадебном вальсе. Их счастье длилось 3 месяца и 15 дней. В холоде и мраке 9-го отсека карандашом он писал ей записки, над которыми плакала вся страна. «Олечка, я тебя люблю, не переживай сильно. Моим привет». И росчерк прощальной подписи. Именно благодаря предсмертным запискам капитана развеялся миф о том, что весь экипаж погиб сразу.


  Сейчас Ольга, искренне рассказавшая о своей трагической любви всему миру в фильме норвежских журналистов, работает в детском саду, воспитывает дочку. По слухам, она назвала её… именем мужа: Дмитрия Колесникова. С родителями капитана отношения не сложились. Кстати, от имени отца подводника Романа Колесникова в 2005-м была подана жалоба в Европейский суд по правам человека, где родственники просили о новом расследовании всех обстоятельств страшной аварии.

Сегодня, как призналась София Дудко, «о причинах гибели уже никто не спрашивает, правды никто не ищет и не узнает». 10-летие скорбной даты семьи «Курска», в целом разобщённые, хотят использовать для объединения «ради памяти о своих сыновьях, мужьях, отцах». Они намерены создать общественную организацию, которая и будет заботиться обо всём, что связано с «Курском». Ведь сегодня увековечена память только двух подводников: именем Сергея Дудко названа 134-я школа в С.-Петербурге, и имя матроса Сергея Витченко присвоено школе в Кировске. В Северной столице на Серафимовском кладбище создан мемориал, куда приходят в основном семьи погибших: «К 15-летию гибели «Курска» хотим издать хорошую книгу. Сделаем всё, чтобы она вышла, иначе совсем забудут».

В Севастополе состоялись траурные мероприятия, посвященные шестой годовщине гибели атомной подводной лодки «Курск». В ознаменование скорбной даты во Владимирском соборе - усыпальнице российских адмиралов была отслужена панихида по погибшим подводникам, а на мемориальном городском кладбище у памятника севастопольцам - членам экипажа АПЛ «Курск» собрались родственники погибших, члены Военного совета, командиры, личный состав соединений и частей Черноморского флота, представители общественных и ветеранских организаций.

Как передает РИА Новости, венки и цветы были возложены на могилы погибших моряков на историческом военном Братском кладбище на Северной стороне и городском кладбище в районе пятого километра Балаклавского шоссе.

Участники траурных мероприятий почтили память капитана Второго ранга Юрия Саблина, капитана Третьего ранга Андрея Силогавы, капитан-лейтенантов Михаила Родионова и Дениса Пшеничникова, мичманов Михаила Бочкова, Максима Вишнякова, Алексея Зубова и Виталия Романюка, похороненных в Севастопольской земле.

Среди погибших на АПЛ "Курск" было 17 севастопольцев.

Гибель "Курска"

Они вышли из порта, только глянул рассвет,
Море нежилось тихим прибоем.
Только чайки о чём-то кричали им вслед,
И тревожно кружили над морем.
Лодка шла на норд-вест, на намеченный курс,
Выполнять боевую работу.
И на солнце сверкая грозным именем "Курск",
Уходила в глубокую воду.

Чёрные ленты, на них якоря,
Любят матросы, знают моря,
Прямо за бортом в дымке морской,
За горизонтом берег родной.

Но внезапно беда, и спасения нет,
Страшный взрыв, тьма, заклинило люки,
Лишь отчаянно бьётся девятый отсек,
Издавая прощальные звуки.
Не спастись нам, ребята, больше воздуха нет,
Нас раздавит сейчас перегрузка.
Так услышьте ж, кто может, последний привет,
От матросов погибшего "Курска".

Водные толщи рушат наш борт,
Прощайте навеки, дом наш и порт,
Чайка печально над морем кружит,
Наша подлодка здесь не лежит.
Где чайка печально над морем кружит,
Наша подлодка здесь не лежит.

Передайте же волны родной стороне
И морскому андреевскому флагу,
Хоть погибли мы здесь на безжалостном дне,
Но мы помнили нашу присягу.

Передайте любимым, родным и друзьям,
Что мы отдали все наши силы.
И теперь наша лодка достанется нам,
Обелиском и братской могилой.
Наша лодка вовеки останется нам
Обелиском и братской могилой.

Чёрные ленты, на них якоря,
Любят матросы, знают моря,
Где-то за бортом в дымке морской,
За горизонтом берег родной...

Текст песни: Гарик Сукачев


Светлая память погибшим. Мужества родственникам.

Источники: 
ura-inform.com 
inopressa.ru
 podrobnosti.ua
newsland.ru
spb.kp.ru 
aif.ru 

Комментариев нет:

Отправить комментарий